ЗПР, УО, аутизм.

Диагнозы детей.

Модераторы: Элис07, Администратор

ЗПР, УО, аутизм.

Сообщение Администратор 21 июн 2010, 07:59

Родители деток с такими заболеваниями общаются сейчас здесь

http://deti38.ru/index.php?topic=19.0
Аватара пользователя
Администратор
Администратор
 
Сообщений: 173
Зарегистрирован: 29 апр 2010, 13:24
Откуда: Иркутск

Re: ЗПР, УО, аутизм.

Сообщение Администратор 21 июн 2010, 08:08

ЗДОРОВЬЕ?.. НЕ КУПИШЬ!

“Умственная отсталость” – диагноз, который становится в нашей стране угрожающе заурядным. Тот факт, что его получают почти 40% призывников, конечно, может стать поводом для мрачного юмора (“Идти в армию? Я что, дурак? Я – умственно отсталый!”). Но для родителей и для всего общества это огромная беда. Тем более важным представляется обращение России к современному опыту реабилитации и социальной адаптации умственно отсталых детей. Об этом рассказывает Елена Ивановна Николаева, психофизиолог, психолог и педагог, постоянный автор нашего журнала (см. ЭКО, 1977, № 5, 9; 2001, № 10, 12).

УМСТВЕННО ОТСТАЛЫЕ ДЕТИ – НЕ ВСЕГДА АУТСАЙДЕРЫ

Е. И. Николаева,
доктор биологических наук, профессор,
Новосибирск

Умственная отсталость, или олигофрения, может иметь разную природу. Основные причины две – нарушения в структуре мозга, например, передающиеся по наследству или полученные в результате родовых травм, и так называемая педагогическая запущенность – следствие того, что родители просто не занимаются развитием и обучением ребенка. Олигофрения включает три разновидности: кретинизм, имбецильность и идиотию. Они отличаются глубиной нарушения интеллектуального развития, идиотия – самое серьезное.

Призывники, получающие диагноз олигофрения, – это в основном ребята из деревни, чьи родители сильно пьют и практически не следят за своими детьми. Если раньше государство так или иначе требовало, чтобы все дети ходили в школу, то сейчас множество детей брошено на произвол судьбы.

Умственная отсталость как результат педагогической запущенности – это проблема, вызванная прежде всего социальными условиями, можно сказать, медицинское следствие социальной болезни. Что касается олигофрении, связанной с органическими, естественно-биологическими нарушениями работы мозга – это, казалось бы, чистая клиника. Тем интереснее, что современное общество находит пути именно психологического решения этой проблемы, а не только медицинского – медикаментозного или хирургического. (Хирургия может удалить опухоль мозга, но не в состоянии вылечить никакую олигофрению).

– Какие это пути?

– В России с 2001 г. начинает развиваться Специальное Олимпийское движение, которое уже существует во всем мире. Возникло оно в Америке, потому что в семействе Кеннеди оказалась девочка, которая в результате операции стала умственно отсталой. Стремясь ввести ее в общество, это семейство пыталось разными путями ее обучать. Спорт оказался наиболее эффективным средством, и на это опирается идея Специальной Олимпиады (Special Olympic), когда людей с диагнозом “умственная отсталость” привлекают к занятиям разными видами спорта. В мире значительно раньше появилось Параолимпийское движение для людей, имеющих физические проблемы – у которых нарушен двигательный аппарат.

– Параолимпийское движение в России тоже существует?

– Существует и дает прекрасные результаты. То есть, в одном случае спортом занимаются люди с нормальным интеллектом, но с физическими проблемами, в другом – физические нормальные люди, но с умственной отсталостью. (Сюда не попадают люди с диагнозами “шизофрения” и “маниакально-депрессивный психоз”, потому что их поведение непредсказуемо. У олигофренов реакции предсказуемы).

Особенности этих людей учтены очень тонко. Всякая соревновательность для них чрезвычайно болезненна. Поэтому на любых первенствах сначала проходит предварительный отбор, во время которого всех участников делят на группы по восемь человек (групп может быть сколько угодно). Внутри группы различие между самым сильным и самым слабым составляет не более 10%. Если предварительные результаты участника сильно отличаются, его просто переводят в другую группу. После соревнования все восемь получают награды. За первое, второе… седьмое и восьмое места. Более того, в соревнования более высокого уровня не обязательно попадает самый сильный – участник определяется жеребьевкой. Цель – не селекция лучших, а само участие, и попадать на верхние уровни должны не одни и те же люди, а разные.

– В России все это тоже организует фонд Кеннеди?

– Сначала фонд попытался создать отделение в России, но после того как выделенные деньги исчезли неизвестно куда, он отказался от этого проекта. Нашелся человек, лично знакомый с семейством Кеннеди и теперь лично отвечающий за использование средств, – это Павлов, бывший посол России в Америке. Как всякий благотворительный орган, фонд Кеннеди не оплачивает работу снизу. Первичные организации, которые выполняют основную работу – ищут проблемных детей, тренеров, спортзалы, проводят подготовительные и отборочные мероприятия – существуют за счет каких-то российских источников. А уже детей, которых отобрали для международных соревнований, начиная от Москвы до поездок за рубеж, то есть самую дорогостоящую часть, оплачивает фонд Кеннеди.

– Какие виды спорта практикуются?

– В этом году в России проходили чемпионаты по горнолыжному спорту и лыжным гонкам – в Екатеринбурге, по настольному теннису – в Красноярске, по мини=футболу – в Смоленске, по бадминтону – в Подмосковье, планируются – по волейболу, баскетболу, хоккею на траве и фигурному катанию – в Санкт-Петербурге. “Победители”, как я сказала, выбранные жеребьевкой, едут на мировые соревнования.

– И что, собственно говоря, спорт дает умственно отсталым людям?

Мое участие в этом движении связано с теоретическим обоснованием. Когда Кеннеди предложили такую систему, они просто видели, что, занимаясь спортом, их девочка становится более адаптивной. Причину этого они объяснить сами не могли.

А суть вот в чем. Тут мы должны совершить научную экскурсию и заглянуть в человеческий мозг.

Человек рождается с огромным, но конечным числом нейронов – 1014. Как только мы появляемся на свет, начинается их массовая гибель. Эти клетки жестко подчиняются принципу “кто не работает, тот не ест”. Нейроны, не включенные в специфическую мыслительную деятельность, не получают питания и обречены отмирать. Чтобы осуществлять эту деятельность, они должны друг с другом взаимодействовать.

Теперь представьте себе: ребенок родился, а ему ручки-ножки чик – и запеленали. Он лежит как куколка, глаза у него еще не видят, потому что мы видим не глазами, а мозгом, глаза сами по себе не анализируют входящую информацию, весь сенсорный опыт блокирован. И ребеночек тут же засыпает. А нейроны обвалом гибнут. Чтобы нейрон работал, он должен образовывать связи не менее чем с десятью тысячами других нейронов – для этого необходимо активно двигаться, воспринимать, получать информацию. Требуются внешние стимулы.

Известен эксперимент американского ученого Х. М. Скилза. В 1930-х гг. он работал в сиротском пансионате для умственно отсталых детей. Там не хватало воспитателей. Из 25 детей, которые там находились, он взял 13 и отдал умственно отсталым женщинам, полагая, что эти дети хотя бы получат ласку. К всеобщему удивлению, живя со своими приемными мамами, эти дети вскоре начали говорить, а интеллект их достиг нормы. А через 40 лет выяснилось, что все эти 13 умственно отсталых детей, выросших у умственно отсталых женщин, сами зарабатывают себе на хлеб. Все получили среднее образование, четверо – высшее и почти все имели семьи. А дети, оставшиеся в детском доме, по-прежнему находились на попечении государства – с ними никого чуда не произошло.

В чем здесь разница? Умственно отсталые женщины, конечно, не могли дать детям какие-то особенные знания и обеспечить им престижное место в обществе, но они с ними разговаривали, пеленали их, играли с ними, пели им песни – то есть постоянно стимулировали.

Все дело в том, что мозг до одного года невероятно пластичен. Если правильно с ребенком работать, то последствия послеродовых травм и врожденные пороки можно не снять, но компенсировать. 1014 нейронов – это очень избыточное количество, и даже когда многие из них погибают, остается еще очень много, только нужно заставлять их работать. Более того, после 25 лет и у вас и у меня каждый день погибает по 10 тыс. нейронов. Когда мы мыслим, их погибает меньше. Люди редко жалуются на свой интеллект, а жалуются на ухудшение памяти – но дело не в памяти, а в том, что когда человек не пользуется мозгами, перестает учиться, читать, то отмирает массированное количество нейронов. Ему становится трудно объединять в сознании разноплановые явления. Из-за этого с возрастом падает интеллект.

Так чем же спорт помогает олигофренам? Интенсивное движение через механизм обратной связи возбуждает клетки мозга, заставляет их активно воспринимать и анализировать информацию, набирать опыт, а значит – развивает интеллект. Чем больше ребенок двигается, тем больше информации он готов воспринять. И, конечно, вторая сторона – общение, включенность в группу, командное взаимодействие, работа с тренерами.

Все это несравненно эффективнее, чем пытаться дать умственно отсталым детям “знания”, которые дает общеобразовательная школа.

– А школьное обучение олигофренов что-то дает?

– У нас традиционно считалось, что дети с проблемным развитием должны учиться по той же программе, что и обычные школьники, только осваивать ее должны медленнее. А европейский способ обучения таких детей совсем другой – их не нужно учить математике, физике и химии, а нужно научить самостоятельно зарабатывать себе на жизнь. Прежде всего, они должны научиться себя обслуживать – культурно есть, так, чтобы это не отпугивало людей, находящихся рядом, аккуратно одеваться, ходить в магазин и покупать себе пищу и необходимые предметы.

Когда мы обучаем умственно отсталых детей по стандартной программе в специальных школах, то оказывается, что попадают в эти школы только дети с педагогической запущенностью. Детей с имбецильностью и идиотией туда не берут – и они вообще не обучаются ничему.

Англичане стремятся к тому, чтобы любой умственно отсталый ребенок ходил в обычную школу, находился рядом с нормальными детьми. Почему у них это возможно, а у нас нет? Потому что там в классе, рядом с таким проблемным ребенком сидит взрослый специалист, работник социальной службы. Учитель объясняет всем, а он поясняет ребенку все, что говорит учитель, повторяет, если нужно, и прочее. А когда ребенок придет домой, там с ним занимаются уже пять таких специалистов – по каждому предмету отдельно. И когда ребенок приходит на следующий день на уроки, он уже может держаться на общем уровне.

И еще одна проблема. Всего несколько лет назад у нас в больничных карточках под диагнозом “болезнь Дауна” делалась запись: “Необучаемый ребенок”.

Болезнь Дауна – это генетическая болезнь, у нее может быть и легкая, и тяжелая степень заболевания. У нас при любой степени тяжести, если ставится такой диагноз, ребенок считается необучаемым. Между тем, я сама видела двух девочек с болезнью Дауна, которые печатали тексты на четырех языках. Вы можете печатать на четырех языках?

– Не знаю, не пробовал…

– Это не значит, что они понимали все, что печатали, но они могли зарабатывать себе на хлеб довольно-таки квалифицированным трудом. Это очень значимо. У нас же подавляющее большинство таких детей находится дома, ничему не обучается и требует постоянного присмотра взрослых. Значит, и мама не может работать. Как следствие, из таких семей отец уходит – по статистике, в 50% случаев. На основе медицинских проблем развиваются психологические и экономические.

Никто даже не думает водить таких детей в школу – несмотря на то, что для них существуют специальные программы обучения. Возьму только один аспект. У даунов большой язык – поэтому они с трудом говорят. Что можно реально сделать? Если обучать таких детей сначала говорить, а потом читать, результаты плачевные – говорить они начинают поздно, так что читать могут вообще не научиться. А если мы возьмем методику Глена Домана, по которой обучают читать детей до года, и научим их сначала читать, они развиваются гораздо раньше и лучше. Если петь им песни, если много с ними общаться, работать по специальным программам – результаты весьма впечатляющие. Если у него ручки свободны, если он двигается, если он с трех недель начинает плавать – а дети, как известно, рождаются с плавательным рефлексом – ребенок не спит, он получает больше сигналов, а значит, у него активизируется работа мозга. Интеллект до года напрямую зависит от двигательной активности. Поэтому дети, которые плавают, слушают речь взрослых, музыку, которым делают массаж и т. д., развиваются – и те, у кого нет неврологических нарушений, и те, у кого они есть. Раз мы знаем о невероятной пластичности мозга, мы должны включать все имеющиеся у него резервы. Мы, по крайней мере, можем обучить человека самого себя обслуживать и работать по специальности, не требующей интеллектуальных усилий.

– Наши родители даже не знают, что такое возможно.

– Ну да, врачи говорят, что сделать ничего нельзя, и в итоге эти дети сидят дома обузой для всех. Многие матери от таких детей отказываются, и они становятся обузой для государства.

– Я слышал, что американцы охотно и активно усыновляют и удочеряют наших “отказных” детей и почему=то именно умственно отсталых. Это так?

– Это действительно так. Дело в том, что по американскому законодательству, мать, когда-то отказавшаяся от своего ребенка, может забрать его у тех, кто взял его на воспитание, в любой момент, независимо ни от каких обстоятельств. Захотела – и все, имеет право. Поэтому удобно брать детей из России, где мать брошенного ребенка даже не ставят в известность о его судьбе. А существующие возможности позволяют адаптировать любого ребенка к жизни в обществе, американцы это прекрасно знают и охотно берут в семьи умственно отсталых детей.

– Но все-таки, хоть что-нибудь в России меняется?

– Меняется, правда, очень медленно. Специальное Олимпийское движение – тому пример. Сейчас санктпетербургские организации для детей-инвалидов добились того, что Летний Сад и Марсово Поле убирают только люди с болезнью Дауна. Идея пробивалась с большим трудом – говорили, что это будет очень некрасивое зрелище. Но потом выяснилось, что они, во-первых, никогда не напиваются, во-вторых, делают работу чрезвычайно качественно, а в-третьих, не требуют повышения зарплаты.

– Такие люди не спиваются?

– У них нет вредных привычек, если их специально этому не обучать. Пьют умные, вы же знаете, что “горе – от ума”.

Дауны не агрессивны, благожелательны и трудолюбивы. Более того, убрав свои участки, они идут по Невскому проспекту и автоматически продолжают очищать город от мусора и грязи. Для них самое главное – быть включенными в мир и в общество. И это мы можем им дать. Неинтеллектуальных видов труда очень много, а вовлечение людей с проблемами развития в подобную деятельность позволяет им самостоятельно зарабатывать себе на жизнь.

Преимущественно интеллект до года определяется двигательной активностью, а после года – временем общения со взрослым. Известно по многим наблюдениям, что старшие дети в семье имеют более высокий интеллект, более инициативны и ответственны. Одна из важнейших причин состоит в том, что им достается больше всего внимания родителей. Младший – любимец и баловень, которого никто не учит ответственности, по новосибирским исследованиям, проведенным моими студентами, гораздо чаще становится алкоголиком. При этом он может быть более творческим человеком, потому что интеллект и творчество – это разные вещи. Доказано, что у детей в многодетных семьях интеллект ниже, а хуже всего приходится тем, у кого более трех братьев или сестер. Чем больше детей в семье, тем ниже интеллект у всех. В то же время здесь есть тонкость. По современным тестам, интеллект таких детей оценивается как низкий, но возможность выживания на улице у них намного выше и лучше двигательная активность.

– Они же все время в конкурентной среде.

– Совершенно верно. Они предоставлены сами себе, их никто за руку не ведет. Это говорит о том, что наши тесты очень ограничены. Низкий интеллект не обязательно отражается на двигательной активности. Более того, есть виды спорта, где они более успешны, просто потому что у них нет страха. Вы стоите на горе и боитесь съехать на лыжах, а человек с умственной отсталостью делает это легко, красиво и плавно. В Красноярске недавно было соревнование по теннису – могу вас заверить, многие здоровые люди могли бы позавидовать. Правда, в этих соревнованиях пределом была имбецильность – люди с идиотией в них пока не участвуют.

Люди с болезнью Дауна тоже могут быть творческими личностями. Существует театр даунов, балет даунов. В нашей Специальной Олимпиаде есть пара – мальчик-даун и совершенно здоровая девочка, которые потрясающе выступают в фигурном катании.

Задача работы с такими людьми в том, чтобы не обучать умственно отсталых наукам, а в том, чтобы адаптировать их к социуму. Спорт – не самоцель, не игра, а только начальная ступень в адаптации. Здесь Специальные Олимпиады важны даже не столько для самих детей, сколько для их семей. Люди видят, что они не одиноки со своими проблемами и что эти проблемы решаемы. А дальше предстоит огромная работа всего общества. Если мы хотим иметь реальную демократию, то должны развивать самостоятельность и ответственность у каждого человека, в том числе у людей с нарушениями развития. Опыт доказывает, что это возможно.

Беседовал Николай ГЛАДКИХ

Напечатано:
ЭКО: Всероссийский экономический журнал.
– Новосибирск, 2002. – № 7. – С. 176-184.
Аватара пользователя
Администратор
Администратор
 
Сообщений: 173
Зарегистрирован: 29 апр 2010, 13:24
Откуда: Иркутск

Re: ЗПР, УО, аутизм.

Сообщение Администратор 21 июн 2010, 08:10

Продолжу тему. Что еще нашла и планирую в это вникнуть и этим заняться.
Есть книга.

Развитие двигательной активности в домашних условиях

Настоящее пособие — это обзор имеющейся литературы по программе тренировки двигательной активности Специальных Олимпиад (ПТДА).
В общих чертах дается представление о программе, рекомендации по ее использованию в работе с инвалидами, проживающими в семьях.
Это попытка привлечь специалистов к работе спортивного, педагогичиского и культурного профиля, а также побудить у ребенка потребность выполнения действия, преодоления болезней, навсегда сковавший его разум, волю и движение.

Выпуск: Москва 2009 год

Изображение


Открывается в формате pdf

http://www.spolrussia.ru/Main/OnlyTextPage/PG0JXK2.html
Аватара пользователя
Администратор
Администратор
 
Сообщений: 173
Зарегистрирован: 29 апр 2010, 13:24
Откуда: Иркутск

Re: ЗПР, УО, аутизм.

Сообщение Администратор 21 июн 2010, 08:12

Существует Специальная олимпиада:
http://www.spolrussia.ru/Main/MainPage/MainPage.html
Есть иркутское региональное отделение:
http://www.spolrussia.ru/News/MessageLi ... ramms.html
Еще:
http://www.og-irk.ru/?doc=2769
Аватара пользователя
Администратор
Администратор
 
Сообщений: 173
Зарегистрирован: 29 апр 2010, 13:24
Откуда: Иркутск

Re: ЗПР, УО, аутизм.

Сообщение Администратор 21 июн 2010, 08:13

Что делать, когда ребенка-инвалида с умственной отсталостью отказываются принимать во вспомогательную школу и направляют в дом-интернат для умственно отсталых детей?

Согласно ст. 43 Конституции РФ и ст. 5 Закона Российской Федерации «Об образовании» от 12 июля 1992 г. N 3266-1 каждый ребенок, независимо от состояния его здоровья имеет право на получение основного общего образования. Замена обучения ребенка направлением его в дом-интернат для умственно отсталых детей является нарушением права этого ребенка на образование, поскольку согласно п. 1 Положения о детском доме-интернате для умственно отсталых детей Министерства социального обеспечения РСФСР, утвержденного приказом Минсоцобеспечения РСФСР от 6 апреля 1979 г. N 35 детский дом-интернат для умственно отсталых детей является медико-социальным учреждением, предназначенным для постоянного проживания детей, нуждающихся в уходе, бытовом и медицинском обслуживании, а также социально-трудовой адаптации. Таким образом, он не является образовательным учреждением, т.е. учреждением, осуществляющим образовательный процесс. На это указывается также в Письме Минообразования от 02.04.2001 N 29/1476-6. Помочь родителям отстаивать права ребенка на образование может положение п. 1 ст. 52 Закона РФ «Об образовании», согласно которому родители имеют право выбирать формы обучения ребенка и образовательные учреждения. Таким образом, родители могут либо добиваться принятия ребенка во вспомогательную школу, либо выбрать иную форму его обучения. Следует иметь в виду, что существуют медицинские противопоказания для принятия детей во вспомогательную школу. Для того, чтобы ребенка приняли во вспомогательную школу он должен иметь заключение медико-психолого-педагогической комиссии (МППК) с рекомендацией обучать ребенка во вспомогательной школе. Если такое заключение выдано, но сотрудники органов управления образования не направляют ребенка во вспомогательную школу, то следует написать заявление на имя начальника Управления образования административного округа с описанием сложившейся ситуации и просьбой направить ребенка во вспомогательную школу. К заявлению обязательно прикладывается копия справки МСЭ об установлении инвалидности, копия заключения МППК и копия выписки из истории болезни. Второй экземпляр заявления, с тем же составом приложенных документов, следует направить в Департамент образования г. Москвы. В случае получения отрицательного ответа или неполучения ответа в установленные сроки действия должностных лиц могут быть обжалованы в суд. Если администрация вспомогательной школы отказывается принимать ребенка при наличии у него заключения МППК с рекомендацией обучатся в такой школе, то схема действий примерно такая же. Только сначала надо написать заявление на имя директора школы с просьбой принять ребенка. Письменный отказ или отсутствие письменного ответа на заявление обжалуется в Управление образования административного округа. Если МПК выдало заключение, согласно которому ребенок не может обучаться во вспомогательной школе, то родители могут обжаловать такое заключение одновременно в Департамент образования г. Москвы и в Комитет здравоохранения г. Москвы (МППК подчиняется этим двум ведомствам), либо в суд. можно также избрать семейною форму обучения своего ребенка. Родители имеют право обучать ребенка в семье согласно п. 1 ст. 10 и п.п. 1 и 2 ст. 52 Закона РФ «Об образовании». Семейное образование надо отличать от надомного обучения. При надомном обучении учителя из школы, к которой прикреплен ребенок, бесплатно приходят к нему домой и проводят с ним занятия, а также осуществляют промежуточную и итоговую аттестацию его знаний. Труд учителей оплачивает государство. При семейном обучении родители сами организуют процесс обучения своего ребенка. Они могут обучать ребенка самостоятельно, нанять для этих целей преподавателя, или обучать ребенка в негосударственной школе. При этом государство в соответствии с п. 8 ст. 40 Закона РФ «Об образовании» выплачивает им компенсацию в размере государственных и местных нормативов затрат на обучение и воспитание ребенка в государственном или муниципальном образовательном учреждении. Данная компенсация поможет родителям организовать обучение ребенка вне системы государственных коррекционных образовательных учреждения, в которые его не приняли.


http://pravo.perspektiva-inva.ru/outq.php?q=19
Аватара пользователя
Администратор
Администратор
 
Сообщений: 173
Зарегистрирован: 29 апр 2010, 13:24
Откуда: Иркутск

Re: ЗПР, УО, аутизм.

Сообщение Администратор 21 июн 2010, 08:17

Что такое ABA? (при аутизме)

http://www.autisminfo.ru/articles.php?article_id=93
Аватара пользователя
Администратор
Администратор
 
Сообщений: 173
Зарегистрирован: 29 апр 2010, 13:24
Откуда: Иркутск

Re: ЗПР, УО, аутизм.

Сообщение Администратор 21 июн 2010, 08:20

Полностью - текст статьи

Изображение

Прикладной анализ поведения – ПАП или по-другому Applied Behavioral Analysis (АВА)
Различные подходы к лечению детей с аутизмом основаны на теории прикладного анализа поведения (ПАП). Это означает, что, если за определенное поведение человек получит вознаграждение, то он его наверняка повторит. Нежелательное поведение, такое как размахивание руками, раскачивание и т.д., не вознаграждается, и поэтому оно уменьшится или исчезнет. Хотя ПАП - лишь теория, многие люди используют этот термин для описания определенного подхода к лечению с подклассами, включающими обучение по раздельным заданиям или методику Ловаас. Хотя термины раздельное испытание и Ловаас используются взаимозаменяемо, осуществлять на практике "Терапию Ловаас" могут подготовленные специалисты.

В обучении по раздельным заданиям каждое данное ребенку задание состоит из просьбы выполнить определенное действие, реакции ребенка и реакции педагога. Это метод предназначен не только для корректировки поведения, но в основном для обучения навыкам, от простых, типа подготовки ко сну и одевания, до более сложных, таких как социальное взаимодействие.

Обучение по раздельным заданиям - это интенсивный метод. Обычно дети занимаются 30-40 часов в неделю один на один с специально обученным терапистом. Ребенка не забирают из дома. Специалист сам приходит к нему. Все задания разбиты на небольшие куски, испытания. После успешного выполнения задания ребенку дается вознаграждение, чтобы поведение или задание укрепилось в его памяти.

Например, одно из первых заданий, которым должен научиться ребенок, страдающий аутизмом, заключается в умении спокойно сидеть. Ребенок может не захотеть этого и начать кричать. Он может даже не отреагировать на просьбу сесть. Однако его все равно относят к стулу и усаживают на него. Если он сможет просидеть на нем 10 секунд, в награду ему дают любимую еду или игрушку. Этот метод очень интенсивный. Ребенок работает с теапистами 8 часов в сутки. Именно так обучают разговорным, адаптивным навыкам и поведению в обществе.


Этот метод достаточно противоречив. Некоторые специалисты считают, что он слишком труден для ребенка, что 30 - 40 часов в неделю слишком интенсивны и мешают нормальной семейной жизни; и что, хотя этим методом и можно изменить какое-то поведение, он не может подготовить ребенка к новым жизненным ситуациям. Однако исследования свидетельствуют, что методы ПАП дают последовательные результаты в обучении аутичных детей новым навыкам и поведению.


Дети, страдающие аутизмом, сталкиваются со многими "учебными трудностями". Ниже приведены некоторые из индивидуальных трудностей и то, как ПАП может решить каждую из них. Помните, что это крайне обобщенное описание.


Низкая мотивация - Дети с аутизмом обычно мотивируются необычными способами, поэтому методы, подходящие для обучения обычных детей, наверняка не будут подходить для работы с такими детьми, хотя бы первое время. Вам нужно выяснить, что именно будет подстегивать его интерес к обучению. Нужно принять все меры для максимального противопоставления положительных и отрицательных последствий, чтобы научить ребенка понятию причины и следствия.


Ограниченный набор вознаграждений - ПАП признает, что социальное вознаграждение (одобрение или порицание) обычно малоэффективно. Похвала сама по себе вначале недостаточна, но ее можно совмещать с более осязаемой наградой (например, любимой игрушкой и т.п.). В конце концов, осязаемую награду можно убрать и продолжать ставшие более значимыми улыбки и похвалу.


Низкое внимание - ПАП разбивает каждое задание на очень маленькие, измеримые шаги.


Частая отвлекаемость - Важно проводить обучение в тишине, сведя к минимуму слуховые и визуальные помехи. Шум, движение других детей, окна и даже кондиционеры могут отвлекать детей с аутизмом. Цель - начать с очень структурированной обстановки, продвигая ребенка к более обычному окружению по мере достижения им успеха "чтобы ребенок мог работать и при отвлекающих обстоятельствах".


Более замедленное обучение - Повторение - важный метод для детей с аутизмом, но повторение не должно быть скучным и монотонным. Наша обязанность - сделать упражнения НЕ скучными. Чтобы запомнить какое-то действие, некоторым детям нужны буквально сотни повторений, но важно помнить, что более эффективное запоминание происходит за короткий период времени. Другими словами, навык, тренируемый раз в день, не так эффективен и на его усвоение могут уйти месяцы, по сравнению с навыком, тренируемым двадцать раз в день. Чтобы узнать, усвоил ли ребенок навык, его репетируют, а затем ребенка отвлекают другими занятиями. Затем возвращаются к навыку и наблюдают, может ли он его выполнить. Повторение происходит не ради самого повторения; все это делается для эффективности обучения.


Сложность понимания абстрактных понятий - Педагоги,психологи, специализирующиеся на ПАП, начинают работу с ребенком с простых примеров понятий и простого языка. Затем по мере обучения вводятся более сложные понятия и язык. Нам нужно подвести ребенка к тому, чтобы он смог понимать обычную речь - естественный язык.


Неэффективность обучения через наблюдение - Такие дети не могут получать знания, если не сконцентрируются на них, поэтому важно обучать их подробно и систематично каждому навыку. ПАП подчеркивает навык имитации, потому что, умея имитировать, они смогут научиться навыкам, которые не смогли бы узнать никаким другим образом.


Слабое различие между существенными и несущественными стимулами - Такие дети часто не видят разницы между важной стороной ситуации и несущественными ее сторонами. Преодолеть эту проблему можно, лишь обращая внимание и представляя единственный стимул. Важно следить за тем, чтобы не возникли ложные ассоциации. Ребенок с аутизмом может научиться отличать кукол-мальчиков от кукол-девочек по обуви, а не по другим более очевидным признакам. Такие ассоциации могут быть недостоверными, поэтому мы должны научить их обращать внимание на важные стороны ситуации. Будьте осторожны с такими инструментами, как учебные карточки, так как может оказаться, что ребенок отличает одну от другой по загнутому углу или кляксе. Нужно использовать разные материалы и разными способами, чтобы ответ ребенка основывался на том понятии, которому вы пытаетесь его научить.


Самостимуляция мешает обучению - Когда ребенок стимулирует сам себя (хлопает в ладоши, раскачивается, постоянно бьется об стол), он фокусирует на этом все свое внимание. Если на само-стимуляцию потрачено 90% внимания, то на задание остается лишь 10%, поэтому мы должны стараться помешать такому поведению обучением.


Трудность обучения в больших группах - Как только ребенок сможет нормально обучаться один на один с учителем, его можно перевести в группу 1:2, затем в 1:4, 1:8 и т.д., постепенно увеличивая количество окружающих людей, чтобы они все же могли концентрироваться.


Неумение занять себя в свободное время - ПАП структурирует и обучает навыкам отдыха. Мы учим их играть и заниматься другими делами, чтобы они не ушли в свой мир.


Сенсорная/моторная недостаточность - Иногда их реакция может быть слишком сильно или слабо выраженной. Часто для получения информации они полагаются больше на зрение, чем на слух. Самые успешно развивающиеся по программе ПАП дети - это те, кто может успешно воспринимать информацию на слух. Специалисты пытаются сбалансировать две эти стороны, используя зрительные методы, одновременно стимулируя слух ребенка. Для детей, которые не любят прикосновений, мы используем прикосновения. Есть мнение, что они не только научатся терпеть такой опыт, но и он начнет им нравиться.


Компоненты Раздельных заданий
Каждый навык приобретается посредством очень маленьких и кратких отрывков, называющихся "задание". Каждое задание состоит из инструкции, подсказки, реакции и обратной реакции. Инструкция дается очень понятным языком, который ребенок способен понимать. Когда ребенок научится понимать более сложный язык, его начинают обучать более естественному языку. Например, обучение может начаться с прямого стимула: "посмотри на меня", а затем перейти на более естественный стимул, когда для привлечения внимания просто называется имя.


Подсказки не всегда бывают нужны, но специалист должен применять методы, которые повлекут за собой желаемый результат. Это могут быть зрительные подсказки, например, жест или взятие руки ребенка и передвижение ее по желаемой траектории (физическая подстказка), но цель состоит в том, чтобы ребенок выполнял задание совсем без подсказок. Его реакция должна быть очевидна через 5 секунд. Если реакции нет или она неправильная, задание считается завершенным, и начинается новое (хотя это может быть то же задание - многие люди даже не смогли бы сказать, где одно "задание" заканчивается, и где начинается другое. Упражнения разделены так, чтобы можно было собрать информацию о прогрессе ребенка).

Сразу же дается обратная реакция на каждое задание. Чем больше информации дается ребенку на этом этапе, тем быстрее может идти обучение. Важно не хвалить ребенка за любую реакцию; какие-то из его действий будут прекрасными, какие-то - неплохими, какие-то - почти уместными, а какие-то и вовсе неприемлемыми (например, разбрасывание вещей). Чтобы показать, какая именно реакция была неуместной, нам нужна обратная реакция. Кто-то может подумать, что, если мы просто скажем ребенку "нет", то для него это слово сразу станет знаком негативной оценки. Но само слово "нет" слышится часто. Это часть жизни, и если ребенку не нравится просто слышать слово "нет", то ему в жизни придется очень трудно. Нам важно научить ребенка воспринимать это слово "нет" просто на информационном уровне. Это не значит, что мы должны кричать на ребенка, но мы можем выразить твердость без ухудшения отношений.


Бывает, что нужно выразить одобрение, несмотря на то, что ребенок дал неправильный ответ. Он усердно занимался, прилежно сидел, внимательно слушал, но ответ дл неверный. Словами и интонацией можно выразить четкую оценку: "О, нет. Хорошая попытка". Если ребенок не обращает внимания, можно сказать: "Нет. Ты должен смотреть".


Единственный способ понять, действительно ли ребенок чему-то учится, может быть основан только на таком ответе ребенка, который он даст только в том случае, если он понимает. Оценка эффективности заданий - критическая часть этого вида лечения.

Данные показывают, делает ученик прогресс или нет. Если нет, то специалист должен пересмотреть свои методы и, возможно, изменить их, вместо того, чтобы просто сделать вывод, что ученик не способен учиться. Специалисту по поведенческой терапии нужна информация для демонстрации причинно-следственных отношений между вмешательством и результатом.


Особенность программы Прикладного Анализа Поведения - это интенсивность. Она требует многочасовых занятий, дает четкие указания и основана на инструкциях. Если семью больного ребенка не устраивает такая принудительность, то им будет лучше подобрать для себя более подходящую программу. Цель - дать ребенку направленность, так как он сам не может собой управлять. В жизни здоровых детей можно найти много примеров, когда родители их в чем-то направляют. Хороший пример - чистка зубов. Дети предпочли бы этого не делать. Но решение родителей основано на заботе о здоровье ребенка, поэтому они на этом настаивают.


Многие думают, что программа ПАП не достаточна, так как они считают, что дети не учатся обобщать свои знания, а если ребенок не может взять информацию из одной ситуации и применить ее в другой, то он не учится, а просто копирует. Обобщение - это один из навыков ПАП, и если терапевт это понимает и использует его в своей работе, то ребенок умеет делать обобщения. Программа ПАП подчеркивает активное участие родителей как важный компонент для достижения успеха.
Аватара пользователя
Администратор
Администратор
 
Сообщений: 173
Зарегистрирован: 29 апр 2010, 13:24
Откуда: Иркутск

Re: ЗПР, УО, аутизм.

Сообщение Администратор 18 июн 2011, 20:12

Еще материалы по данной теме здесь:

http://deti38.ru/index.php?topic=19.0
Аватара пользователя
Администратор
Администратор
 
Сообщений: 173
Зарегистрирован: 29 апр 2010, 13:24
Откуда: Иркутск


Вернуться в Диагнозы.

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1



cron